Уральский Журнал
Правовых Исследований

«Футболист забивающий или футболист бьющий?»

Александр Васильев и Полина Кузнецова представляют Вашему вниманию первый обзор от нашей редакции!
 
Все, о чем вы хотели, но боялись спросить: история о футболистах, которые в прямом смысле слова попали (нет, даже не привычно по воротам и не в элитный дивизион Лиги наций), но за решетку. Находящиеся под арестом в знаменитой «Бутырке» Александр Кокорин и Павел Мамаев не в первый раз на слуху у всей страны – до этого они оба стали фигурантами скандала в Монте-Карло, сопровождавшегося вылетом с Евро-2016 и шампанским по 500 евро за бутылку. Несмотря на общественный резонанс и санкции от клубов, высокий заработок не является преступлением. Но, как говорится – ложки-то нашлись, а вот осадочек остался. С тех пор, Александр Кокорин несколько исправил свою репутацию, но вот снова: никогда такого не было – и вдруг опять. 

Отпраздновав гол Мамаева в ворота родного клуба, а также победу «Зенита» фотографией в «Инстаграме» Кокорин вместе с Мамаевым отправились в Москву – праздновать уже десять лет дружбы. По классике жанра, то, что так хорошо начинается, едва ли может так же хорошо закончиться – и вот уже утром следующего дня Кокорин в сопровождении брата Кирилла и Мамаева, а также нескольких друзей, находясь в состоянии алкогольного опьянения, наносят многочисленные побои водителю ведущей федерального канала Ольги Глушаковой, в результате чего потерпевший оказывается госпитализирован, помещен в реанимацию с переломом костей носа, ушибом мягких тканей лица и черепно-мозговой травмой. По опубликованному видео видно, как первым из обозначенной троицы к вспыхнувшему конфликту присоединяется Мамаев, затем – Кирилл Кокорин. Александр Кокорин же не появляется в поле видения камеры ровно до того момента, пока в ходе завязавшейся драки потерпевший водитель (бывший гандболист) в буквальном смысле не «отшвыривает» от себя Кирилла, в результате чего тот падает на асфальт.

Драка заканчивается, виновные расходятся, потерпевший садится в машину. Казалось бы, футболистам стоит остыть – наверное, именно с этой целью они заходят в кофейню, где в девять утра уже завтракают деловые люди. По словам очевидцев, компания шумно себя вела и не реагировала на замечания, которые им делали посетители.
Порою звезды складываются (а вот сроки - нет) так, что в одном московском кафе в девять часов утра могут оказаться обладатели Суперкубка России и директор департамента автомобильной промышленности и железнодорожного машиностроения Минпромторга России Денис Пак вместе с гендиректором ГНЦ РФ ФГУП «НАМИ» Сергеем Гайсиным. И это тоже, почему-то, не заканчивается хорошо. Пак делает замечание компании, и тут уже первой скрипкой выступает Александр Кокорин. На записи, размещенной в сети, видно, как футболист возвышается над чиновником, а затем неожиданно хватает стул, который так некстати оказывается у него под рукой, и бьет им Пака. Как выяснится позже, при этом он делал некорректные расовые замечания относительно внешности Пака, а также напевал некогда популярный хит корейского исполнителя PSY - «Gangnam Style». Кирилл Кокорин дает чиновнику пощечину, Павел Мамаев также участвует в завязавшейся потасовке, но одним из первых оказывается скручен подоспевшим водителем чиновника.
На данный момент Александру Кокорину и Павлу Мамаеву предъявлены обвинения в совершении двух преступлений, предусмотренных статьей 116 УК РФ ("Побои") и преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ ("Хулиганство"). Кириллу Кокорину предъявлены обвинения в совершении трех преступлений, предусмотренных статьей 116 УК РФ и преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ.

Таким образом, нет необходимости подробно описывать всю квалификацию содеянного. Остановимся только на ключевых моментах.

В случае с водителем ведущей «Первого канала», у которого были диагностированы ушибы мягких тканей лица, перелом костей носа и ЧМТ, подозреваемым братьям Кокориным и Павлу Мамаеву было предъявлено обвинение по статье 116 УК РФ («Побои»). Эта статья предусматривает ответственность за совершение насильственных действий, причинивших физическую боль и совершенных из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не повлекших, однако, последствий, предусмотренных статьей 115 УК РФ («Умышленное причинение легкого вреда здоровью») и, соответственно, более тяжких последствий, предусмотренных ст. 112 УК РФ («Умышленное причинение среднего вреда здоровью») и ст.111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью»).

Постановлением Правительства Российской Федерации № 522 от 17.09.2007 были утверждены правила определения тяжести нанесенного здоровью вреда. Так, к легкому вреду здоровью относится кратковременное расстройство здоровья и незначительная стойкая утрата общей трудоспособности. Эти неточные формулировки раскрыты в Приказе Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н, которым устанавливаются медицинские критерии, позволяющие достоверно определить тяжесть наступивших для здоровья последствий. 
Действительно, ушибы мягких тканей лица не являются тяжким или средним вредом здоровью, однако, что делать со сломанным носом и ЧМТ? Каждый занимающийся контактным видом спорта спортсмен знает, что сломанный нос почти в ста процентах случаев сопряжен с сотрясением головного мозга (одной из форм ЧМТ). Перелом костей носа является исключением и не является тяжким вредом здоровью. Однако он вполне может являться легким вредом здоровью в случае, если повлечет за собой кратковременное расстройство здоровья, повлекшее утрату общей трудоспособности менее, чем на 21 день. 

Кроме того, указанные диагнозы рассматриваются в совокупности, поскольку влияют на состояние потерпевшего в целом. Несмотря на то, что в соответствии с указанными критериями, если ЧМТ не повлекла последствий, предусмотренных такими критериями (как, например, эпилептические припадки, снижение тонуса мышц и прочее), а также в случае, если такой диагноз был поставлен на основании анамнеза и субъективных жалоб, не подтвержденный объективными симптомами, характерными для этого вида ЧМТ и (или) обследуемый ранее получал сильные ЧМТ (напомним, что пострадавший – бывший гандболист и без травм такого рода вряд ли обошлось), то процент утраты общей трудоспособности не устанавливается, мы, однако, можем говорить о том, что причиненные травмы выходят за последствия, причинившие лишь физическую боль потерпевшему, а не нанесшие ему увечья. 
Таким образом, в случае с водителем, правоохранительные органы квалифицировали содеянное по наименее тяжкой статье, чтобы затем, вероятнее всего, после проведения всех необходимых медицинских экспертиз, если это будет необходимо, переквалифицировать содеянное на более строгую статью, предусматривающую наказание за умышленное причинение среднего или тяжкого вреда здоровью. 

На данный момент, основываясь на приведенном анализе применяемых норм, представляется возможным переквалифицировать содеянное по более тяжкой статье, а именно по части 1 статьи 115 УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью, 
Но не стоит забывать и об инциденте в кафе, который имеет наиболее широкую огласку и является резонансным: как и из-за субъектного состава, так и из-за громких фамилий пострадавших. 

Итак, Александр Кокорин и Павел Мамаев в настоящее время обвиняются по ч.2, ст.213 УК, то есть за хулиганство – грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия по мотивам расовой ненависти. 
Как и любой другой состав, статья 213 состоит из четырех классических элементов: объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны. Непосредственным и основным объектом по данной статье является, как ни странно, общественный порядок. 

Общественный порядок следует понимать как систему устойчивых, организованных в социально-нравственном пространстве и времени волевых отношений между людьми, обусловленных всеми формами жизненного уклада. Факультативные объекты – это жизнь, здоровье, честь и достоинство человека.
 
Но мало иметь просто нарушение общественного порядка, поскольку им должно выражаться явное неуважение к обществу. Что же следует понимать под «явным неуважением к обществу»? В 2007 году Пленум Верховного Суда в Постановлении № 45, раскрывая данное понятие, указал, что оно выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованным желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. Именно определение степени грубости нарушения общественного порядка с явным проявлением неуважения к обществу, а в частности – к Денису Паку и к людям, которые в то утро присутствовали в кафе, в случае Кокорина и Мамаева является основной проблемой квалификации. 
 
В силу того, что понятие «грубое» является оценочной категорией, Верховный Суд рекомендует при решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка учитывать перечисленные в постановлении критерии, относящиеся уже к субъективной стороне указанного состава. 
По конструкции объективной стороны состав является формальным, то есть для того, чтобы преступление было окончено, необходимо совершить само деяние. Под деянием, в контексте данных событий понимается действие, выраженное в умышленных действиях, направленных на использование лицом предметов, используемых в качестве оружия для физического воздействия на потерпевшего. В рассматриваемой ситуации таким предметом явился стул, которым Александр Кокорин нанес удар Денису Паку. Факультативными признаками данного состава преступления, которые необходимо учитывать для целей установления «грубости» нарушения общественного порядка, являются способ, время, место их совершения, интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. В случае Кокорина и Мамаева, существенными представляются время и место, поскольку на видео видно, что действие происходит именно в кафе ранним утром. 
 
Нет необходимости раскрывать субъектный состав конкретной ситуации, поскольку очевидно, что Павел и Александр уже давно не мальчишки-подростки до 14 лет, а вполне себе взрослые и состоявшиеся личности, способные осознавать свои действия. Субъективная сторона данного состава преступления выражается в форме прямого умысла, то есть футболисты должны были осознавать, что своими действиями они грубо нарушают общественный порядок. Также в качестве конструктивной составляющей субъективной стороны в данном составе преступления может являться мотив, в частности предусмотренный в п. «б», ч.1, ст.213 УК, а именно – это мотив политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. 
 
Проведя анализ состава преступления, теперь на основе его результатов необходимо вернуться к главной проблеме – определению степени грубости нарушения общественного порядка. 
Инцидент произошел ранним утром, в кафе, куда, как правило, приходят не для драки – таким образом, фиксируем время и место. Далее необходимо отметить, что предшествующее поведение футболистов, как многократно отмечается в СМИ, было вызывающим, т.е. они громко общались, используя нецензурную лексику – это и стало поводом для замечания со стороны потерпевших, а затем уже футболисты затеяли драку, то есть инициаторами конфликта выступили именно они. 
 
Далее, футболисты параллельно с применением физического насилия наносили оскорбления в адрес Дениса Пака, а также подчеркивали его национальную принадлежность. 
Таким образом, очевидно, что Александр и Павел своими действиями осознанно, с целью привлечь внимание к своим персонам, а Александр Кокорин еще и используя стул как оружие, затеяли драку с чиновниками в явно неподходящем для этого месте. 
 
Однако, проблема установления грубости нарушения общественного порядка в данной истории далеко не единственная. Очень большой вопрос представляет собой вменение именно части 2, статьи 213 УК, где есть указание на группу лиц по предварительному сговору. 
К сожалению, на видео не запечатлены события предшествующие началу конфликта, то есть представляется невозможным определить, каким образом футболисты определили план своих хулиганских действий. Тот факт, что они вдвоем наносили удары Денису Паку не говорит еще о том, что они заранее это спланировали, поэтому квалификация именно по части 2, ст.213 УК представляется преждевременной. 
 
Также, необходимо учитывать разъяснения пункта 5 из Постановления № 45, где говорится, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия. 

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им, при наличии к тому оснований, подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ). 
 
Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ). 
 
Отсюда получается, что при недоказанности наличия предварительного сговора на совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК, а также с учетом того, что Мамаев не применял ни оружие, ни предметы, которые могли бы быть использованы в качестве него, а также он не отпускал в адрес Дениса Пака каких-либо грубых реплик касательно его национальной принадлежности, то говорить о наличии какого-либо соучастия в данной ситуации в лучшем случае – преждевременно. 
 
Таким образом, применительно к ситуации в кафе, полагаем, что квалификация должна быть следующая: Александру Кокорину должны быть вменены п. «а», «б», ч.1, ст.213 УК, Павлу Мамаеву статья 20.1 КоАП. 
 
Но более всего, хотелось бы видеть не противостояние «чиновников и денег», а справедливый суд над теми, кто посягнули на физическую неприкосновенность другого человека.