Уральский Журнал Правовых Исследований


Уральский Журнал
Правовых Исследований

Не шути с гарантией!

Удивительное это явление – банкротство! Да и все, что с ним связано, тоже. В нем буквально раскрываются если не все, то большинство проблем гражданского права, которые до его наступления либо были сокрыты, либо просто не были актуальны в конкретной ситуации, а иногда даже и то, и другое.

Не исключением стало дело, результат которого воплотился в Определении Верховного Суда № 307-ЭС18-21620 от 28.03.2019. Камнем преткновения здесь стал договор гарантии, который, помимо прочего, оказался осложнен еще иностранным элементом. Процесс плавно перешел от чисто договорных аспектов, к рисковым особенностям гарантии, касающихся добросовестности банковских менеджеров. Но обо всем по порядку.

Так, в январе 2015 года (28.01.2015) между компанией Marzia Trading Limited (далее – Марция) и компанией SPR Management services Ltd (далее – Эс-Пи-Ар) был заключен договор займа. Марция должна была дать Эс-Пи-Ар 10 000 000 евро, но дала 5 500 000 евро, поскольку удержала с согласия Эс-Пи-Ар 4 500 000 евро за консультационные услуги по покупке акций. Эс-Пи-Ар взамен должна была до 28.01.2025 ежегодно отдавать по 1 000 000 евро плюс % (займ же, сами понимаете, на нем надо сделать деньги).

И, для обеспечения возврата денежных средств, 02.02.2015 Эс-Пи-Ар и АО «Балтийский инвестиционный банк» (далее просто – инвестбанк) заключен договор гарантии, согласно условиям которого (изложены в Определении ВС РФ):

«в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения Эс-Пи-Ар обязательств по договору займа Марция вправе представить инвестбанку требование с указанием причин, по которым он истребует предельную сумму банковской гарантии или часть суммы со ссылкой на пункты договора займа, неисполненные Эс-Пи-Ар или исполненные не полностью, а инвестбанк обязался уплатить Марции сумму в пределах 12 230 000 евро в течение десяти банковских дней после получения этого требования».

Увы, все же Эс-Пи-Ар не смогло нормально выполнить свои обязательства по займу, и, Марция в одностороннем порядке расторгла договор займа, уведомив об этом заемщика письмом от 04.02.2016 и попросив обещанных денег. И вроде бы все ничего, но тут случилось, как вы, наверное, уже догадались, банкротство.

Да, так и случилось, инвестбанк на основании приказа Центрального Банка Российской Федерации от 24.12.2015 № ОД-3701 попал под санацию, а функции временной администрации по его управлению стало выполнять АСВ.

И тут понеслась.

Получив отказ от инвестбанка (по сути, от АСВ) об уплате денег, Марция начала атаку на инвестбанк в арбитражном суде, требуя этих денег по банковской гарантии.

«Возражая против удовлетворения иска, инвестбанк указывал на отсутствие обращения Эс-Пи-Ар за выдачей гарантии, а также договора с ним и оплаты с его стороны; невыполнение банком (инвестбанком) процедуры принятия решения по выдаче гарантии и сокрытие информации о ней в хозяйственной документации. По мнению инвестбанка, совокупность этих обстоятельств указывала на существенное отличие выдачи гарантии от условий совершения банком аналогичных сделок, что свидетельствовало о мнимости банковской гарантии и злоупотреблениях со стороны менеджмента банка, выразившихся в том числе в сговоре с Марцией.

По указанным основаниям инвестбанк 12.05.2016 предъявил встречный иск о признании банковской гарантии недействительной.».

Это дело было на «втором круге» рассмотрения, когда попало в Верховный Суд. Наличествовали и неудачные попытки вступления в дело Росфинмониторинга и ЦБ РФ.

Доводы инвестбанка в Верховном Суде сводились к тому, что суды не оценили обстоятельства выдачи банковской гарантии и требования об уплате денежной суммы по банковской гарантии в совокупности применительно к положениям статей 10 и 168 ГК РФ. В частности, судами не исследован вопрос о правомерности действий бывшего руководства инвестбанка при выдаче гарантии, действовавшего в своих интересах за счет банка при осведомленности об этом компании Марция, не учтены правовые позиции Верховного Суда по делам о санации банков применительно к оспариванию его сделок.

Агентство, Центральный банк и Росфинмониторинг не согласились с выводами судов, препятствовавшими им участвовать в деле в качестве третьих лиц, и мотивировали свою позицию тем, что в связи с санацией банка и транснациональным характером спорной сделки, имеющей признаки незаконной финансовой деятельности, судебные акты могут повлиять на их права или обязанности по отношению к сторонам спора.

Марция, естественно говорила, что все хорошо и решения судов нижестоящих инстанций нужно оставить в силе.

Послушав, что сказали ему стороны, и, почитав материалы дела, Верховный Суд РФ отправил дело на «третий круг», то есть на новое рассмотрение.

Что же такое разглядел Верховный Суд и какую правовую позицию вывел?

«В соответствии со статьей 368 ГК РФ в редакции, действовавшей 02.02.2015 (дата выдачи банковской гарантии), банковская гарантия является обязательством банка (гаранта) уплатить кредитору принципала (бенефициару) обусловленную денежную сумму в случае представления бенефициаром письменного требования о ее уплате.

Выдача банковской гарантии является для кредитной организации типичной банковской операцией (пункт 8 части 1 статьи 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 "О банках и банковской деятельности", далее – Закон о банках), направленной на реализацию основной цели любого коммерческого юридического лица – извлечение прибыли (статья 1 Закона о банках, статья 50 ГК РФ). В предпринимательских отношениях банковская гарантия выдается на возмездной основе и во исполнение соглашения, заключаемого между гарантом (инвестбанк) и принципалом (Эс-Пи-Ар). По общему правилу риск допущенных при ее выдаче нарушений ложится на гаранта в рамках его правоотношений с принципалом и не может противопоставляться бенефициару, не являющемуся стороной соглашения о выдаче гарантии (пункт 3 статьи 308 ГК РФ). Иное толкование позволяло бы гаранту, нарушившему правила выдачи гарантии, легко освобождаться от своих обязательств, тем самым делая банковскую гарантию неэффективным способом обеспечения обязательств, что никак не соотносится с целями правового регулирования.

Кроме того, предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром (Марция) не зависит в отношениях между ними от обеспечиваемого основного обязательства (статья 370 ГК РФ). Обязательство гаранта заключено исключительно в самой банковской гарантии и состоит в уплате указанной в ней суммы по представлению письменного требования бенефициара о его уплате на основании нарушения принципалом своих обязательств перед ним. Рассматривая требование бенефициара, гарант не может выдвигать возражения, основанные на отношениях бенефициара (как кредитора) и принципала (как должника).

В связи с этим суды правомерно исходили из того, что нарушения внутренних банковских правил выдачи банковской гарантии, на которые ссылался инвестбанк, сами по себе не влекут ее недействительность и не должны влиять на права компании «Марция» как бенефициара, тем более, что компания «Марция» лично удостоверилась в факте выдачи инвестбанком банковской гарантии. Суды также правомерно пришли к выводу о том, что бенефициару достаточно формально исполнить требования, изложенные в банковской гарантии, своевременно предоставив банку соответствующий комплект документов».

Однако после этой позиции, Верховный Суд тут же указывает, что значение имеет то, действительно ли Марция являлась лишь сторонним бенефициаром (авт. можно провести аналогию с независимыми кредиторами в банкротстве в противовес аффилированным). А именно: лицом, не осведомленным о связях гаранта с принципалом, об условиях соглашения о выдаче банковской гарантии и не влиявшим на них. Указывая, на необходимость оценки возможной осведомленности Марции об условиях сделки, Верховный Суд указывает:

«Позиция инвестбанка помимо прочего сводилась к тому, что лица, контролировавшие инвестбанк и управлявшие им до санации (Рыдник Ю.Е. и Егиазаров В.В.), приняли решение о выдаче банковской гарантии по обязательствам компании Эс-Пи-Ар, подконтрольной Рыднику Ю.Е (!!!)., то есть, по существу, в своих интересах. При этом банковская гарантия выдавалась на безвозмездной основе, что противоречило существу предпринимательской деятельности (абзац 3 пункта 1 статьи 2 ГК РФ). Инвестбанк указывал, что условия выдачи банковской гарантии обсуждались и принимались Рыдником Ю.Е. и Егиазаровым В.В. при непосредственном участии компании «Марция», поэтому последняя должна была знать как о безвозмездности сделки, так и о том, что менеджеры банка фактически обеспечивали личный финансовый интерес в ущерб интересам контролируемого ими банка, принявшего долговые обязательства на сумму, превышающую 12 миллионов евро, и не получившего какого-либо встречного предоставления.

Любое разумное и добросовестное лицо не могло не поинтересоваться причиной такого поведения менеджеров банка и соотнести его с требованиями закона и обычаев делового оборота в этой сфере банковской деятельности. Если указанные инвестбанком обстоятельства соответствовали действительности, то поведение компании «Марция», принявшей гарантию и предъявившей требование по ней, то есть воспользовавшейся тем, что контролирующие кредитную организацию лица при выдаче гарантии действовали явно в ущерб подконтрольному им банку, следовало квалифицировать как недобросовестное (злоупотребление правом). Участие компании «Марция» в сделке по реализации противоправного интереса не должно давать ей судебной защиты (пункт 4 статьи 1, пункты 2, 3 статьи 10 ГК РФ, пункт 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). В связи с изложенным для правильной квалификации спорной сделки судебной проверке подлежали обстоятельства участия компании «Марция» в заключении соглашения о выдаче банковской гарантии, чего не было сделано судами».

Таким образом, Верховным Судом указывается на необходимость в проведении теста на добросовестность бенефициара, т.е. Марции, в данном случае, по результатам которого будет решен вопрос о праве Марции на деньги по гарантии. С такими серьезными сделками как независимая гарантия не надо шутить.

Прилагаем к обзору ссылку на Определение ВС РФ № 307-ЭС18-21620 от 28.03.2019: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/84218b3a-074c-489a-ab2d-4382934394d5/e15ab096-b2ad-4d0b-968f-8fd9f3684707/A56-18369-2016_20190328_Opredelenie.pdf?fbclid=IwAR0pHEOhCFhxha-RNH1ACJk88syq_w7TqhB4-9_yAB1mQBHD_pQcJZdgMBI