Уральский Журнал Правовых Исследований


Уральский Журнал
Правовых Исследований

Мультфильмы и право: «Это моя топь!»

Что может быть лучше мультфильмов? Зачастую за фантастическими историями, которые можно встретить только в этом жанре кино, можно увидеть любопытные правовые казусы, заставляющие задуматься. Предупреждаю, что в обзоре будут раскрываться важные сюжетные повороты мультфильмов («Тайна Коко» и «Шрек»), поэтому, если вы не смотрели какой-либо из них, сначала посмотрите его, а затем читайте соответствующую часть обзора. Словом, берегитесь спойлеров!

1. Тайна Коко (режиссеры – Ли Анкрич, Эдриан Молина, сценаристы – Мэттью Олдрич, Эдриан Молина, Ли Анкрич, Джейсон Кац, композитор – Майкл Джаккино).

В мультфильме описана вполне вообразимая ситуация, в результате которой может быть поставлен под сомнение установленный срок действия исключительного права на произведение.

По сюжету Гектор Ривера, мексиканский музыкант, сочинял песни, которые он исполнял вместе со своим другом, Эрнесто де ла Крусом. В 1921 году, отправившись с другом на гастроли, Гектор затосковал по семье, поэтому решил оставить выступления и вернуться в родной город. Эрнесто, мечтавший о славе, убил своего друга перед отъездом и объявил автором его песен себя. В 1942 году, уже став всенародно любимым в Мексике музыкантом, Эрнесто погиб от несчастного случая во время исполнения одной из песен Гектора.

В 2016 году праправнук Гектора, Мигель Ривера, узнал о произошедшем во время путешествия в загробный мир. По возвращении в мир живых Мигель восстанавливает память о прапрадеде (в частности, открывает небольшой музей, посвященный Гектору), а на могиле Эрнесто висит плакат с надписью «Забыт». Однако что если потомки Гектора решили бы защитить исключительное право и потребовать выплаты компенсации за нарушение исключительного права?

Авторство охраняется бессрочно, однако в силу ст. 1291 ГК РФ, исключительное право на произведение действует в течение всей жизни автора и семидесяти лет после его смерти. Следовательно, уже в 1992 году (через 70 лет после 1921 года) произведения Гектора перешли в общественное достояние. Однако представляется, что было бы разумным допустить продление срока действия исключительного права. Поскольку до 2016 года автором произведений считался Эрнесто де ла Крус, исключительное право считалось действующим до 2013 года, и, скорее всего, активно использовалось продюссерскими компаниями (поскольку Эрнесто был всенародно любимым исполнителем). При этом отсутствие вины не будет являться препятствием для привлечения их к ответственности в силу п. 3 ст. 1250 ГК РФ.

На мой взгляд, ключевой момент в сроке действия исключительного права заключается в том, что в течение этого периода правопорядок не препятствует монополии в использовании этого права, в том числе, в целях извлечения прибыли. Следовательно, поскольку в 1992 году произведения Гектора фактически не перешли в общественное достояние, и до 2013 года монополия на использование произведений Гектора фактически сохранялась, то и срок действия исключительного права должен быть продлен до этого года. Таким образом, семье Ривера удалось бы не только защитить авторство своего предка, но и получить компенсацию за весь период фактического действия исключительного права.

2. Шрек (режиссеры – Эндрю Адамсон, Вики Дженсон, сценаристы – Тед Эллиот, Терри Россио, Джо Стиллман, Роджер С. Х. Шульман, Уильям Стейг, Коуди Кэмерон, Крис Миллер, Конрад Вернон, композиторы – Гарри Грегсон-Уильямс, Джон Пауэлл).

Огр Шрек жил в свое удовольствие на болоте, пока его не населили сказочные персонажи, сосланные лордом Фаркуадом. Добравшись до замка Фаркуада, Шрек договорился с Фаркуадом, что последний очистит болото от беженцев, если Шрек спасет принцессу из заточения. По выполнении задания Шрек получил аналог выписки из Росреестра о том, что болото принадлежит ему.

Очевидно, во вселенной Шрека судебная система отсутствует, поэтому он обратился с «негаторным иском» напрямую к местному царьку. Получив бумагу от Фаркуада, подтверждающую его титул, Шрек обеспечил публичную достоверность в отношении своего земельного участка и устранил препятствия для владения (беженцев убрали с земельного участка).

Однако возможно и другое понимание, которое основано на средневековом вещном праве. В этой картине мира все земли принадлежат короне, а все землевладельцы являются вассалами короны (обладают ограниченным вещным правом на конкретные земли). В таком случае Фаркуад признал Шрека своим вассалом.

Однако реальная картина заключается приблизительно в том, что Шрек считал себя собственником болота, а Фаркуада — нарушителем владения, с которым пришлось договариваться только из-за того, что тот вооружен. Фаркуад же мыслил средневековыми категориями, считая собственником себя, а Шрека решил признать вассалом (и передать ему все правомочия в отношении вещи) за оказанную услугу. Тем не менее, вассалитет сопровождался обязанностями по отношению к феодалу, а по условиям договора все обязательства Шрека перед Фаркуадом заканчивались на спасении принцессы. По этой причине я склоняюсь к тому, что Шрек был именно собственником, защитившим владение.