Уральский Журнал Правовых Исследований


Уральский Журнал
Правовых Исследований

С физиками - по-своему!

И снова проблемы банкротства с Васильевым Александром!

Можно ли прекратить дело о банкротстве гражданина, если не получилось вовремя назначить финансового управляющего?

В недавнем Определении Верховного Суда РФ № 301-ЭС18-13818 по делу № А28-3350/2017 от 28.01.2019 на данный вопрос был дал ответ. И он состоял в том, что нельзя. Но почему?

Обратимся к обстоятельствам дела. Гражданину стало финансово плохо. И он, в соответствии с правилами Федерального закона «О банкротстве», обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом.

Рассмотрение вопроса о признании этого гражданина банкротом неоднократно откладывалось, т.к. от саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее – СРО АУ) приходили ответы с отказами браться за дело.

Таким тихим ходом в данном деле прошел срок, предусмотренный ч.9 ст.45 ФЗ «О банкротстве», по смыслу которой, если кандидатура арбитражного управляющего не утверждена в течение трех месяцев с даты, когда арбитражный управляющий быть утвержден, арбитражный суд прекращает производство по делу.

Казалось бы, все просто – прошли три месяца, можно прекратить дело. Так поступили все суды вплоть до суда первой кассации.

Однако Верховный Суд РФ не согласился с этим.

В указанном Определении указано следующее: «Целью института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина – предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по накопившимся обязательствам, которые он не в состоянии исполнять.

В силу Закона о банкротстве процедуры несостоятельности в отношении гражданина под контролем суда, который последовательно принимает решения по всем ключевым вопросам, в том числе касающимся возбуждения дела, введения той или иной процедуры, утверждения арбитражного управляющего, установления требований кредиторов, разрешения возникающих в ходе процедур банкротства разногласий, освобождения гражданина от долговых обязательств и т.д.

Суды не приняли во внимание, что применительно к настоящему делу право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации, включает в себя не только возможность гражданина обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве, но и предполагает обеспечение со стороны государства реальных условий для использования им всего механизма потребительского банкротства.

В рассматриваемом случае суды фактически лишили Котряхова Ю.М. данного права исходя из поведения иных субъектов, на которых должник не мог и не должен был влиять, – членов пяти СРО АУ, не пожелавших исполнять функции финансового управляющего за определенное законом вознаграждение. Такой поход следует признать ошибочным.

Согласно пункту 1 статьи 213.9 Закона о банкротстве участие финансового управляющего в деле о банкротстве гражданина является обязательным. Пункт 4 статьи 213.4 Закона о банкротстве предусматривает, что в заявлении гражданина о признании его банкротом указывается саморегулируемая организация, из числа членов которой утверждается финансовый управляющий.

Коль скоро право на потребительское банкротство закреплено в законе и оно не может быть осуществлено гражданином без участия финансового управляющего, суд обязан обеспечить условия для реализации названного права. Это означает, что в ситуации, когда неоднократные попытки гражданина, предлагающего саморегулируемые организации предусмотренным законом способом – путем подачи нескольких ходатайств с указанием известных ему организаций – не приводят к положительному результату, суд должен занять активную позицию в решении вопроса об утверждении арбитражного управляющего, в частности, с согласия гражданина, при сохранении у него интереса к дальнейшему ведению дела о банкротстве одновременно направить запросы во все оставшиеся саморегулируемые организации. При поступлении ответов с указанием претендентов из нескольких организаций суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в ходатайстве, поступившем в суд первым, если для этого нет установленных Законом о банкротстве препятствий (пункт 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации, абзац третий пункта 7 статьи 45 Закона о банкротстве).

Вопреки выводам суда первой инстанции общие положения пункта 9 статьи 45 Закона о банкротстве о таком основании прекращения производства по делу о несостоятельности, как непредставление суду кандидатуры арбитражного управляющего в течение трех месяцев, не подлежали применению к отношениям, вытекающим из потребительского банкротства, поскольку они противоречат смыслу и целям законодательного регулирования в этой специальной сфере.

Трехмесячный срок, отведенный суду на разрешение вопроса о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом, установленный пунктом 5 статьи 213.6 Закона о банкротстве, носит организационный характер. Само по себе его истечение не является основанием для прекращения производства по делу».

Таким образом, Верховный Суд РФ продолжает разрабатывать подходы к отношениям с разным субъектным составом. Представляется, что курс взят на водораздел отношений, связанных с юридическими лицами, где орудуют профессионалы и происходит жесткая зачистка оборота от нерентабельных организаций, от, с другой стороны, отношений, связанных с несостоятельностью обычных граждан, которая направлена на «предоставление гражданину возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по накопившимся обязательствам, которые он не в состоянии исполнять».